Блог Глеба Шулишова

Никаких сожалений о книге про сожаления

Книга — загадка

Всё это время, когда я вспоминал о том, что собираюсь прочитать эту книгу у меня в голове возникал парадокс: с одной стороны её название звучит, как заголовок обстоятельного научного исследования, с другой стороны в каждой аннотации упоминалось, что автор медсестра-сиделка, которая ухаживала за умирающими больными.



«Топ-5 сожалений умирающих людей» именно так в оригинале называется книга Бронни Вэр, которую почему-то в издательстве «Эксмо» перевели как «Пять откровений жизни». Почему при переводе на русский язык названия фильмов и книг меняются чуть ли ни на противоположные — навсегда останется для меня загадкой.

Загадкой была и эта книга, о которой я слышал от нескольких незнакомых между собой людей, к чьему мнению я склонен прислушиваться. Конечно, в мире очень много замечательных книг, и много замечательных людей их рекомендующих, но как бы я ни старался — невозможно прочитать их все, поэтому до некоторых книг я добираюсь лишь спустя годы, после того как о них узнал и собрался прочитать.


Автор действительно медсестра?

Когда я начал читать наконец-то книгу всё встало на свои места: медсестра оказалась не совсем обычной медсестрой, а книга никакое не исследование, а очень-очень личная история становления и взросления личности девочки больно раненой в детстве самыми близкими людьми. И да — я точно рекомендую эту книгу к прочтению!



Что я имею в виду, когда говорю «не совсем обычная медсестра»? Не хотелось бы здесь обидеть ни одну медсестру в мире, но тех медсёстр, которых я встречал лично, я не могу представить в роли автора бестселлера в области духовной литературы. При этом я вспоминаю одну медсестру с особой благодарностью. Может быть она не написала ни одной книги, но она спасла мою внешность от жутких оспин на лице, руках и всём теле. Оказавшись в армии, я подхватил сразу все инфекционные заболевания, которыми не переболел в детсве, а из военного госпиталя меня выписали недолеченного, то есть просто как только я стал не заразным для окружающих.

Прибыл я обратно в ВУМО, и нужно было отметиться в санчасти, что мол, я всё — здоров, бодр и готов к военной службе. В тот день дежурила такая стаааренькая медсестра, которая сказала «никуда ты не пойдёшь, сынок» и оставила меня в санчасти ещё на неделю — в течение которой каждый день обрабатывала последствия краснухи на моей коже перекисью водорода. Если бы не её соучастие тогда — моя внешность сейчас была бы совсем другой.

Я не знаю, не помню как её звали, но когда я впервые узнал о книге написанной медсестрой, то перед глазами встал образ той пожилой старушки. Как она могла написать бестселлер, недоумевал я. И только когда я начал читать книгу, я понял, что медсёстры бывают очень-очень разные, и та, что написала «Топ-5 сожалений умирающих людей» была совсем-совсем другой.


Всё началось с банка

Первые десять лет или около того своей взрослой жизни Бронни проработала в банке, ходила на работу в деловых костюмах, на каблуках и каждый месяц отчитывалась о продажах страховых продуктов клиентам, которые просто зашли в отделение, чтобы снять наличные.

В какой-то момент жизнь банковского клерка настолько её достала, что она бросила всё и уехала на остров работать посудомойкой в СПА-отеле. Там «выросла» до должности бармена, а уже после отправилась в Европу — вслед за очередной любовью. В Европе у неё как-то не заладилось и она оказалась в Англии, а чтобы не нужно было искать отдельное жильё, согласилась на работу сиделки с проживанием у своей пожилой клиентки. Так и начался её путь медсестры, ухаживающей за умирающими людьми.

Из Англии она вернулась в Австралию и уже не искала никакой другой работы, кроме как по уходу за умирающими больными или небольшой подрабоки администратором в родильном доме. Вэр могла в понедельник видеть лица счастливых мамаш в обнимку со своими новорожденными, а во вторник сидеть у постели пожилого человека, который уже не мог самостоятельно ни поесть, ни в туалет сходить. Как пишет сама Бронни, что в начале, что в конце своей жизни есть только два по-настоящему серьёзных вопроса: как поесть и как покакать, всё остальное становится неважным.


Не научное исследование, а духовный путь

Те пять сожалений умирающих людей, вокруг которых разворачивается история этой книги, это, конечно, никакой не результат научного исследования, это скорее глубоко личные, субъективные наблюдения и воспоминания автора от разговоров с теми, кому оставалось на земле от нескольких месяцев до нескольких недель.

Бронни интересна ещё и тем, что несмотря на то что выросла на австралийской животноводческой ферме она была вегетарианкой. Ещё она долгие годы практиковала йогу и медитацию. Конечно, сейчас в 2021 году этим никого не удивишь, но в 90-е и 2000-е, когда и происходили основные события книги — это ещё не было никаким мейнтстримом.

Странно было бы писать об этой книге и не перечислить те самые пять сожалений умирающих людей, вот они:
  • жаль, что мне не хватило смелости жить так как хочется мне, а не так, как этого ожидали от меня окружающие;
  • жаль, что я так много работал;
  • жаль, что у меня не хватило смелости выражать свои чувства;
  • жаль, что я не сохранил связь со своими друзьями;
  • жаль, что я не позволял себе быть счастливым;

Эти сожаления попадались мне в разных статьях и упоминаниях об этой книге — они никогда не были секретом. Собственно, поэтому я так долго откладывал прочтение самой книги — зачем читать 300 страниц, если вот они топ-5 сожалений, всё понятно.

Но самое главное в этой книге — это не эти сожаления, а то как они резонировали с личной историей Бронни, как каждому из них она находила подтверждения в своей собственной не всегда простой жизни, и что она делала, для того, чтобы и самой не сожалеть о том же самом, о чём говорили её пациенты.


Окружение критически важно

В этой книге ещё есть идеи, которые отзываются у меня даже больше, чем те самые топ-5 сожалений. Например, Вэр пишет, что как только мы начинаем «выбирать жизнь», то сразу становится заметно, какое огромное влияние на нас оказывает наше окружение. А значит, неизбежно распадаются связи с кем-то из старых знакомых, и значит, чтобы поддержать свой же выбор «новой жизни» нужно впустить в свою жизнь и новых людей, и новые обстоятельства, и может быть даже новое место жительства. Выбор правильного места и правильного окружения очень важен для поддержки на пути в правильном направлении.


Быть хорошим человеком уже более чем достаточно

Интересно, как некоторые идеи австралийского автора перекликаются со старыми советскими мемами. Я очень много раз слышал выражение: «Хороший человек — это не профессия», как бы означающее, что просто быть хорошим человеком недостаточно, что нужно что-то или кого-то из себя представлять. А в главе «Как жаль, что я так много работал» один из пациентов Бронни прямо так и говорит: «Сейчас, когда я тут сижу и умираю, я вижу, что просто быть хорошим человеком было бы более чем достаточно». Это говорил очень успешный и богатый человек, который проработал ещё 15 лет после того срока, когда мог бы выйти на пенсию и путешествовать по миру, как того хотела его жена.


Разговоры о смерти — табу

Ещё Вэр пишет о том, как сильно табуирована тема смерти в нашем западном обществе, что так отличается от более традиционных культур, в которых люди воспринимают смерть наравне с рождением — частью одного большого цикла. На Западе и рождение, и смерть часто сопровождаются страхом — «всё ли у малышки в порядке?», «сколько дней ещё проживёт наша бабушка?». При этом на Земле есть много культур и традиций, где и рождение, и смерть сопровождаются праздником и радостью. Начало пути, конец пути — они никуда не исчезают, даже если всё общество пытается делать вид, что смерти нет.


Книга-медитация

На протяжении всех дней пока я читал книгу, каждый раз, когда я её открывал и погружался в истории Бронни и её пациентов, я входил в какое-то особое медитативное состояние покоя. Это очень интересный эффект. Чтение этого текста само по себе как будто было медитацией. Книги редко оказывают прямое влияние на действия человека, но эта не такая. Пока я её читал, я стал меньше времени уделять работе, больше общался с семьёй, с детьми. С лёгкостью переносил недоделанные дела на следующий день, чтобы освободить вечер для того, чтобы поговорить с кем-то из близких. Непроизвольно многие дела, мысли, мечты и планы я сравнивал в приложении к смерти — и на её фоне купить детям мороженное становилось намного более важным делом, чем ответить на все письма клиентов не позднее, чем какое-то там время.

В книге много говорится о смелости. Смелости самому решать за себя, смелости быть честным, смелости быть непонятым сразу, но может быть позже, смелости проявлять себя во внешний мир, выражаться творчески, смелости быть и не прятаться.

Удивительно было узнать, что отношение к пациентам в австралийских домах престарелых оставляет желать лучшего. Мне всегда казалось, что это проклятие советского прошлого, когда больным, пожилым и в целом более слабым людям персонал самых различных учреждений хамит и всячески их унижает. Но оказалась, что точно такая же проблема есть и по другую сторону океана в стране, которая входит в топ-10 демократий мира.


Плейлист

Ещё с периода когда я зачитывался Харуки Мураками, мне нравилась его манера упоминать множество деталей реальной жизни, включая кулинарные рецепты, сорта пива, железнодорожные станции в Японии и, конечно, музыку, которую слушали герои его книг. Бронни Вэр тоже упомянула насколько песен, которые играли у неё в плеере на повторе, и, конечно же, я их разыскал, чтобы лучше почувствовать настроение автора такой неординарной книги.

Kris Kristofferson — Sunday morning coming down (1970)

Lucinda Williams — Sundays

Don McLean — Vincent (Starry, Starry Night)


Прописные истины

В книге много прописных истин, с которыми едва ли кто-то возьмётся спорить, но как сказала одна из пациенток Бронни: «Люди слишком долго живут „зная“, но при этом не „делая“. А когда решаются на действие — бывает уже поздно».

О чём это?

Алкоголь ещё никому не приносил ничего хорошего.

Время проведённое с друзьями напоминает нам о том, кто мы есть, когда мы не в роли мамы, папы, сестры, брата или даже сотрудника компании.

Каждый день — это дар жизни и не только для тех, кто умирает.

Такого рода вещи. Казалось бы, кто этого не знает? Но сказанные умирающим человеком, у которого уже нет никакой личной выгоды в этом, кроме как предупредить, помочь кому-то другому жить более наполненной, более осмысленной жизнью, то начинаешь действительно вспоминать и о собственном здоровьи, и о друзьях, и о моменте настоящего.


Дневники

Сначала я удивлялся, ну как Бронни удаётся так подробно с указанием множества деталей писать о разговорах, которые у неё случились чуть ли не за 10 лет до того, как она села за книгу, но потом всё встало на свои места. Вэр рассказала сама, что всё-всё это время она вела дневники, и эти дневники помогали ей и тогда в трудные моменты, и позже, когда она начала свой путь в писательстве.



Книга заканчивается сильным посланием, от которого не получится просто так отмахнуться, оно ещё долго звучит у меня в голове и вспоминается в моменты, когда я выныриваю и соцсетей, рабочей переписки и прочей суеты: «Будь собой, обрети равновесие, говори честно, цени тех, кто любит тебя и позволь себе быть счастливым».

Прочитайте эту книгу. Об этом вы точно не пожалеете.
лонгрид