Блог Глеба Шулишова

«Селфи» как стимул делать меньше

Оказавшись на несколько месяцев под домашним арестом из-за Covid-19, я, как и многие, попробовал прокачивать свой цифровой аватар. Взял несколько консультаций у разных SMM-специалистов, и все они как один (а точнее как одна) сходились в одном: «хочешь быть замеченным — бомби по 8−10 сториз в день».

— В день? Я не ослышался? Может в неделю?
— Нет-нет, какое в неделю, конечно, в день!

Даже на уровне идеи это казалось каким-то безумием, а на уровне исполнения и вовсе невыполнимой задачей. Поэтому, когда я стал замечать, что некоторые из моих действительно умных и талантливых друзей начали активно мелькать в сториз, мне стало одновременно и радостно, и грустно.

Радостно, что я даже не начал этого делать, потому что смотрится это ужасно, и я не хочу быть частью этой сториз-какофонии. А грустно, потому что такой пыле-шум простителен менеджерам по продажам БАДов, но когда это делает мастер, это неуместно, это неудобно, это… грустно.



Тут я увидел у Лены Резановой пост, в котором она рекомендовала книгу «Селфи» Вилла Сторра. Я увидел в этой книге возможность разобраться в вопросе: почему профессионалы своего дела, которые работают с своей отрасли по десять лет и более, начинают следовать советам консультантов, которые прошли «двухнедельные онлайн-курс по продвижению в Инстаграм»?


Ответ на этот вопрос в книге Сторра я-таки нашёл: мы, сами того не замечая, оказались посреди культуры помешанной на «себе», и будучи частью этой культуры и этого времени, вынуждены играть по тем неписаным правилам, которые сложились вокруг нас — для того чтобы ладить с другими и преуспевать.

Как сказал однажды Джордан Питерсон: «Вы можете сколько угодно осуждать фашистскую Германию, но если бы вы жили там в 1936 году, высока вероятность, что вы были бы нацистом».

Продолжая такой ход мысли, можно с лёгкостью утверждать: «если бы вы жили в 2021 году, высока вероятность, что вы были бы блоггером».


Почему так? Про это книга Вилла Сторра «Селфи». В ней автор исследует множественные личности из которых мы состоим: племенную, перфекционистскую, плохую, хорошую, особенную (о, мы же все особенные) и, конечно же, цифровую. Но главный предмет его исследования — это поиск ответа на вопрос «Как так получилось, что мы все стали так помешаны на себе?»

Сторр вовлечённый рассказчик, и он же один из героев его книги — со всеми его проблемами, особенностями характера и предпочтениями. Мне было интересно её читать ещё и потому, что автор задавал именно те вопросы и именно тем людям, что и у кого я и сам хотел бы спросить:
  • у монахов — зачем они уходят в монастырь?
  • у академических психологов — можем ли мы на самом деле стать лучше или люди не меняются?
  • у молодых людей, которые бомбят по тысяче селфи в день — зачем они это делают?
  • у основателей технологических стартапов из Кремниевой долины — каким они видят мир будущего и что в нём делать тем, кто не хочет запускать ракеты на Марс?

Книга охватывает очень широкий спектр вопросов, и иногда Сторр закапывается очень глубоко, поэтому некоторые идеи, которые я почерпнул из книги, могут показаться не всегда взаимосвязанными друг с другом. Но это определяется моей способностью их воспринимать, а не способностью Вилла Сторра их рассказывать.



Вот эти идеи


Перфекционизм убивает. Все люди предпринимавшие попытку самоубийства предъявляли завышенные требования к себе. Понижение планки и немного здорового пофигизма повышают ваши шансы прожить долгую и счастливую жизнь.

Концепция «быть собой», или «быть настоящим собой», или «быть верным себе» — полная хрень, потому что, чтобы я ни делал, чтобы я ни говорил — это и есть настоящий я, даже если мне самому не нравится то, что я творю.

'We're not one person, then, but many, and the people we are can be strangers to each other'

Где-то глубоко в позвоночнике (это метафора, если что) в нас прописана опция делить мир на «своих и чужих». Оказывается, всё что нужно сделать чтобы привести в действие механизм «мы — это мы, а они — это они» — это разделить группу людей пополам.

В разные эпохи от человека требовалось соответствовать различным условиям «для того, чтобы ладить с другими и преуспевать», но было и кое-что неизменное, что сохраняется в обществе на протяжении тысячелетий: репутация. Если нам удаётся ладить с другими, мы приобретаем хорошую репутацию, а потом используем эту репутацию, чтобы преуспевать.

Для ощущения самости нам нужно участвовать примерно в 15 проектах. И проекты эти могут быть очень разными: от чего-то очень обычного, типа научить собаку давать лапу, до чего-то очень масштабного, как избавить мир от расизма. Без таких проектов нам становится плохо, потому что «мы то, что мы делаем», и эти проекты формируют наше ощущение себя.

Чтобы чувствовать себя счастливыми, нам нужно проживать свою жизнь как «историю». В истории должен быть герой (это мы), который успешно побеждает драконов (продвигается в своих проектах).



Сторр абсолютно чётко даёт читателю понять свою позицию по некоторым вопросам:

  • считает ценности неолиберализма разрушительными для общества;
  • не верит в концепцию постоянного совершенствования личности;
  • терпеть не может Айн Рэнд и её последователей;
  • считает американское движение за повышение самооценки источником проблем современного общества и среди прочего главным его последствием болезненный нарциссизм, который и проявляется в тесяче селфи в день.

'Our sense of who we actually are turns out to be critically dependent on what we believe others think of us'

Мне было очень интересно прочитать про «родину тренингов личностного роста» — Институт Эсален и Движение за развитие человеческого потенциала, с которого и зародились терапевтические группы.


Сторр не оставляет камня на камне, приводя в подтверждение своих слов и научные исследования, и статистику самоубийств (тех, кто прошёл терапию в Эсалене), и цитаты людей приближённых к основателям Института: большинство, если не все их идеи, не только ошибочны, но и вредны. Причём вредны не только для отдельных личностей, посетивших эти тренинги, но и для общества в целом. Именно Эсален сыграл, по мнению автора «Сэлфи», ключевую роль в том взрывном росте нарциссизма, который наблюдается сейчас.

'The best therapist turns out to have a clay heart. And Fritz was a dirty old man. And Freud couldn’t give up cigars. And Bill Schutz doesn’t jump for joy'

Существующее положение дел Сторр называет this post-self-esteem, neoliberal economy — неолиберальная экономика воспитанная на нескольких поколениях людей, которым с детства повышали самооценку (медали за 14-ое место на соревнованиях и всё вот это), где никто ни за что и ни за кого не несёт ответственности, и даже пассажиры самолёта сами распечатывают себе свои посадочные талоны. Ведь тренинги личностного роста научили целые поколения, что ты сам несёшь ответственность за всё, что происходит в твоей жизни. А это точно так, даже если на улице пошёл дождь?)


В западной культуре живёт миф, что мы можем стать кем захотим, главное в это крепко верить и хорошенько постараться. Сторр не оставляет от этого мифа и следа, доказывая и показывая, что мы те, кто мы есть, а терапия, если и может что-то, так только «сглаживать» наши особенности, но уж точно никак не может изменить нашу личность.

При этом грустный факт состоит в том, что мы живём в такой культуре и в таких ценностях, что если мы не соответствуем стандартам идеала, то занимаемся самобичеванием и наказываем себя за это тем или иным способом. А так как идеалу мы не соответствуем всегда, то и получается, что мы оказались в обществе перманентно недовольных собою людей.



И поэтому, если и делать какой-то главный вывод из всей этой книги, может, нам стоит просто отстать уже от самих себя и попробовать немного понизить планку своих же к себе требований?

Какой толк ставить «великие цели», если полжизни придётся провести в мучениях от того, что они всё ещё не достигнуты? Может быть имеет смысл целиться во что-то поближе, пониже и более легко достижимое?

А если совсем хочется, чтобы было хорошо, то не выедать себе печень идеей «Ты должен измениться!», а просто больше делать то, что нравится, проводить время с теми, кого любишь, находиться там, где хорошо!


Пожалуйста, если вам, как и мне, не хочется делать по 8−10 селфи/сториз каждый день, то давайте и не будем их делать. Лучше вместо этого будем делать меньше, а удовольствия от жизни получать больше.
лонгрид